НОВОСТИ о банкротстве

В АРБИТРАЖЕ НА ТРЕТЬ ВЫРОСЛО КОЛИЧЕСТВО ДЕЛ О БАНКРОТСТВЕ

В 2019 году в Арбитражный суд Свердловской области поступило на 35 процентов больше заявлений о банкротстве, чем в 2014-м. Всего было открыто 1392 дела. В 28 случаях все вылилось во внешнее управление, по 420 введено наблюдение за активами должника, по 438 — конкурсное производство. А вот процедур финансового оздоровления, увы, ни одной.

Также суд принял 266 заявлений о банкротстве от граждан, 19 уже включены в соответствующий федеральный реестр, у 23-х началась продажа имущества.

Негативный тренд проявляется не только в общем увеличении числа несостоятельных, но и в более агрессивном поведении кредиторов. В минувшем году именно они подали порядка 40 процентов заявлений о банкротстве юрлиц, тогда как сами хозяйствующие субъекты — всего 19. Также кредиторы стали чаще оспаривать сделки с участием должника и привлекать директоров разорившихся компаний к субсидиарной ответственности, жаловаться на арбитражных управляющих и настаивать на их отстранении.

По мнению заместителя председателя Арбитражного суда УрФО Ирины Краснобаевой, в нынешнем году тенденция, скорее всего, сохранится. Из-за сложной экономической ситуации растет число расчетных дел, которые потенциально могут перетечь в банкротные. Кроме того, все ждут, когда заявления о финансовой несостоятельности граждан начнет подавать налоговая служба.

БАНКРОТСТВО ДОЛЖНИКА — ГРАЖДАНИНА – КАК СЕБЯ ЧУВСТВУЮТ ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ БАНКРОТЫ

С того момента, как вступил в силу закон о банкротстве (неплатежеспособности) физических лиц, в арбитражные суды по всей стране стали поступать заявления о признании физического лица банкротом. Не понаслышке проблема банкротства физического лица стала известна и бизнесмену Валерию Пекарскому. Так теперь бывший депутат АКЗС больше не вправе распоряжаться собственным имуществом и недавно объявил о своей финансовой несостоятельности.

К нему прикреплен финансовый управляющий, который заведует всеми материальными делами гражданина. Подать заявление о банкротстве он решил еще пятого октября, практически сразу после вступления закона в силу. Обратите свое внимание на то, что при подаче заявления, у экс-депутата скопилось долгов на сумму почти в 300 млн. рублей.

Суд признал, что при заработной плате в 11.500 рублей, как было указано в соответственных документах, Пекарский не может самостоятельно выплатить свои долговые обязательства. Был использован инструмент реализации имущества, который позволил перекрыть долги и судебные издержки.
Дело получило резонанс – многие были уверены в «липовом» банкротстве чиновника. Поводом для этого послужил ряд сделок по переоформлению имущества на близких людей, которые произвел Пекарский незадолго до обращения в суд.

Нельзя оставить без внимания и другие интересные моменты из биографии политика, а именно дела в судах Алтайского края, в ходе которых у него было изъято имущество, при этом заявителями выступали близкие родственники. Кроме того, были дела о фиктивной продаже Мунайского угольного разреза и более десяти фактов незаконного пересечения границ РФ.

На все эти заявления Пекарский реагирует спокойно и отрицает свою причастность к реализации тех или иных мошеннических схем.

ЗА МЕСЯЦ В АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ РФ ПОСТУПИЛО 2000 ЗАЯВЛЕНИЙ О БАНКРОТСТВЕ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

С октября 2015 года в РФ вступил в силу новый закон, который гарантировал гражданам возможность признать себя банкротом в случае потери платежеспособности. Данный законопроект и его введение получило резонанс и уже в первый месяц в суды РФ стали поступать многочисленные заявления, исчисляемые тысячами. Арбитражные суды хоть и были готовы к большому количеству заявлений, все же не ожидали, что их будет настолько много.

Изначально ожидалось, что за год в арбитражные суды должно поступить примерно 70 тыс. заявлений, однако данные октября позволяют обнадежить и утверждать, что их будет только около 25 тысяч. Первый месяц работы закона показал, что опасения по поводу миллионов граждан банкротов не оправдались, ведь фактически, по данным финансовых систем, сейчас в стране имеется только около полумиллиона человек с задолженностью более 500 тыс. рублей и просрочкой более трех месяцев.

Однако не все они спешат признавать себя банкротами, да и те, кто все же обращается в арбитражные суды, не всегда проходят процедуру. Такое явление объяснить довольно просто, в первую очередь, это связано с высокими финансовыми расходами на проведение процедуры, длительностью реализации банкротства, страхом остаться без своего имущества и весьма смутными последствиями для граждан-банкротов. Кроме того, банкротство не является процедурой, которую могут пройти малообеспеченные люди, ведь человеку потребуется собрать колоссальный перечень документов, оплатить услуги финансового управляющего и внести массу прочих взносов.

Первый месяц работы закона говорит финансистам и статистам о том, что в суд обращаются как сами должники, так и их кредиторы. При этом количество заявлений примерно равно. В этом нет ничего удивительного, ведь именно сторона, которая первая подаст заявление, будет диктовать свои условия в процессе.

Заявления банков и кредитных организации, в большинстве случаев, направлены исключительно на несостоятельных предпринимателей, а не на обычных граждан. Ведь предприниматели, на которых оказывается такое давление, практически сразу принимают решение о самостоятельном погашении долга и уплаты всех просрочек, ведь последствия банкротства для них могут быть тяжелыми. Используя банкротство в качестве эффективного инструмента, банки теперь могут оказывать давление на самых злостных неплательщиков, которые, однако, обладают имуществом, достаточным для компенсации всех долгов и судебных трат.

Следует сказать, что количество исков в регионе напрямую зависит от количества жителей в нем, так, например, в Москве было принято несколько сотен заявлений, в то время как в Магадане всего одно. Лидерами среди банков-заявителей стал Сбербанк, который теперь хочет обанкротить несколько сотен своих должников. Как считают специалисты, представленные данные можно считать нормальными, особенно если учесть тяжелую финансовую обстановку в стране. Остается надеяться, что этот закон и далее будет эффективным инструментом правосудия, а не станет новой возможностью для создания изощренных мошеннических схем.